Новые подходы к онкологической диагностике

0
787

По данным Всемирной организации здравоохранения, продолжительность жизни человека во всем мире растет – за последние 22 года она увеличилась на 6 лет и составляет в России 69 лет (для мужчин – 63 года, для женщин – 75 лет). Но вместе с цифрой средней продолжительности жизни растёт и другая цифра – смертность от онкологических заболеваний. Ежегодно в России от онкологических заболеваний уходят из жизни около 324 тысяч человек (статистика ВОЗ за 2014 год). Из известных лидирующих факторов риска ВОЗ приводит — для мужчин курение (58,5%), для женщин ожирение (30,4%). Однако ежедневно и в нашей стране, и в других странах мира проходит большое количество исследований, призванных выявить другие, еще не изученные факторы, и способы предотвращения и эффективного лечения онкологических заболеваний.

Исследования в области диагностики и лечения онкологии – одно из важнейших и активно развивающихся направлений в современной медицине. Работа, проводимая в этой области, оказывает влияние на качество постановки диагноза и эффективность лечения онкобольных сегодня и закладывает новые возможности для медицины будущего, говорит врач-онкоморфолог Александр Бродский.

Одно из таких направлений — персонализация лечения онкологических больных, тесно связанная с понятием таргетной терапии. Таргетная терапия – это вид лечения онкологических заболеваний, при котором препарат действует непосредственно на раковую клетку-мишень, минимально повреждая здоровые клетки. Если какие-то полвека назад «стандартом» диагностики было гистологическое исследование, то сегодня для постановки точного диагноза его почти всегда дополняют иммунологические или молекулярно-генетические методы. Гистологическое исследование представляет собой изучение тончайших срезов опухоли под микроскопом, его проводит врач-патологоанатом, когда у пациента находят новообразование и необходимо выяснить, злокачественное оно или доброкачественное, и в случае обнаружения злокачественного новообразования, точная классификация. От точной классификации напрямую зависит, прогноз (что будет с пациентом) и выбор терапии (как лечить пациента). С помощью иммуногистохимических или молекулярных исследований выявляется наличие или отсутствие в клетках опухоли определенного компонента (гена, рецептора) по его реакции с диагностическими реагентами, а значит, и возможность соответствующего фармакологического препарата тормозить развитие рака. Широко известным примером может служить определение HER2-статуса и наличия рецепторов к эстрогену и прогестерону в клетках рака молочной железы у пациентки и последующее применение в соответствии с этим статусом препаратов, подавляющих рост и размножение опухолевых клеток. Для многих других видов рака также существует специализированное лечение, но его применение возможно только после получения результатов исследований, точно подтверждающих его пользу для пациента. Потому что если польза не подтверждена, то препараты и драгоценное время впустую, не говоря уже о возможных побочных эффектах травмирующей химиотерапии.

Дальнейшее развитие направления персонализации диагностики и лечения онкологии в итоге должно привести к определению молекулярного профиля опухоли, связанного с вызвавшей ее генетической мутацией (мутациями). Сегодня работы в этом направлении проводятся в США — разрабатываются методики фенотипического скрининга новообразований с подбором наиболее эффективных для лечения препаратов. В будущем лечение рака, видимо, будет во многом  индивидуальным для каждого пациента.

Иммунотерапия — следующее передовое направление в лечении онкозаболеваний. Согласно некоторым теориям, в норме у здорового человека постоянно возникают мутации в клетках, но это не приводит к раку – иммунитет распознает и уничтожает мутировавшие клетки. При своём развитии раковые клетки защищаются от T-клеток (клеток убийц) иммунитета с помощью определенных рецепторов, и в теории блокирование этих рецепторов позволяет иммунитету  уничтожать злокачественные клетки. Одним из новейших открытий в этом направлении стала разработка компанией Roche препарата MPDL3280A (анти-PDL1), применяемого при лечении рака мочевого пузыря и немелкоклеточного рака легких. Препарат получил статус «прорыв в терапии» от FDA (Food and Drug Administration, американская организация по контролю за продуктами и медикаментами) в отношении применения у пациентов с PD-L1-позитивным (PD-L1 – лиганд программируемой гибели клеток-1) немелкоклеточным раком лёгкого и наличием прогрессирования заболевания во время или после химиотерапии на основе препаратов платины для заболевания мочевого пузыря (и соответствующей таргетной терапии для пациентов с EGFR-позитивной или ALK-позитивной формой заболевания лёгкого). Этот препарат блокирует так называемый белок PD-L1, который помогает раковой клетке обманывать иммунитет. За счет этого Т-клетки снова могут выполнять свою функцию – находить и уничтожать раковые клетки.

Создание генных препаратов против рака — еще одно перспективное направление в онкологии. Как ни странно, убийцей атипичных клеток в лекарствах выступает вирус простого герпеса.  В октябре прошлого года Американское управление по санитарному надзору за качеством продуктов и медикаментов (FDA) одобрило к применению препарат для лечения меланомы кожи Imlygic компании BioVex, содержащий в себе вирус простого герпеса первого типа T-VEC.  В этой версии вируса нет двух генов, отвечающих за его размножение в здоровых клетках. Таким образом вирус поражает опухолевые клетки и перестраивает их геном таким образом, что они теряют способность к размножению и опухоль гибнет. В России импортные инновационные препараты для лечения рака пока не получили лицензии, но, возможно, в скором будущем в нашей стране появятся аналогичные разработки. По крайней мере, ряд отечественных фармкомпаний проводят клинические исследования препаратов против рака.

Большой интерес представляет изучение процессов гибели клеток – апоптоза. В онкологических клетках этот механизм деактивируется неизвестным нам механизмом превращения нормальной клетки в раковую, и одной из задач исследования апоптоза является поиск механизма реактивации его в этих клетках. Современные работы по этому направлению посвящены подавлению белка BCL-2, регулятора гибели клеток, блокирующего апоптоз, вызванный другим белком p53. Основным направлением применения этой терапии будут лимфопролиферативные заболевания – лимфомы и лейкозы, так как их существование связано с большой продукцией белков BCL-2. Для солидных опухолей подобные результаты может принести исследование блокирования белка MCL-2, имеющего сходные функции.

Инжиниринг Т-клеток также перспективное направления развития диагностики и лечения онкологии. Оно предполагает создание Т-клеток, способных определить и уничтожить будущие раковые клетки среди нормальных еще до того, как они сформировались, на зачаточном этапе. Для этого планируется «обучать» T-клетки с использованием технологий биоинженерии и коллекции свойств опухолевых клеток, одинаковых для всех раков

В отношении онкологической диагностики также ведутся исследования. Одним из важнейших направлений развития онкологической диагностики является тесное взаимодействие с другими отраслями, такими как IT.  Это взаимодействие приносит свои плоды в виде появления принципиально и качественно новых инструментов телемедицины. Российская разработка в сфере интернет-диагностики  — программное обеспечение Digital Pathology, ключевая задача которого повысить эффективность морфологического этапа онкологической диагностики, снизить вероятность ошибок и сократить сроки диагностики. Система позволяет патологам дистанционно работать с оцифрованными гистологическими стеклами, проводить онлайн-консилиумы и отправлять случаи на консультации узкопрофильным специалистам в любую точку планеты. Работа в системе происходит с той же степенью свободы, что и при использовании медицинского микроскопа, но с качественно более широкими возможностями обмена мнениями, получения новейшей информации по тому или иному заболеванию, поиск похожих случаев в архивах клинических и научных учреждений всего мира

Область диагностики и лечения рака стремительно развивается с каждым годом, и, возможно, мы доживём до того времени, когда это заболевание будет серьезным, но вполне излечимым у подавляющего большинства пациентов, как, например, малярия или менингит.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here